traveluar.ru
Категории
» » Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть
Рекоммендовано
От: Kaziramar
Категория: Блондинки
Добавлено: 24.06.2019
Просмотров: 6462
Поделиться:
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

Мужик отаналилил и обкончал симпатичную подружку (2011) CamRip

Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

Клевая Грудь Блондинки - Смотреть Порно Картинки И Фотографии

Блондиночка Смачно Строчит Белый Член | Уникальные Новинки Русского Порно Видео В Hd Качестве Онлайн

Блондинка В Сауне Сексуально Расслабилась - Смотреть Порно Онлайн

Русский учитель преподает студентке на дому Русский учитель преподает студентке на дому. Училка ебется со своим учеником-бурятом, не опасаясь испортить свою репутацию. Дерзкая ученица сосет преподавателю и трахается с ним во время индивидуальных занятий Дерзкая ученица сосет преподавателю и трахается с ним во время индивидуальных занятий. Учительница трахается со своим учеником прямо у него дома, получая от этого хорошие оргазмы Учительница трахается со своим учеником прямо у него дома, получая от этого хорошие оргазмы.

Студентка сосет толстый член и глотает сперму, чтобы получить все экзамены автоматом Студентка сосет толстый член и глотает сперму, чтобы получить все экзамены автоматом. Русский институт - Урок 7 г. Муж узбек снимает домашнее порно с фигуристой женой Категория: Смотреть как сперма вытекает из анала после секса.

Пожилой препод трахнул молоденькую студентку. Девушке немного осталось попробовать, чтобы сдать своему парню зачет и вместе с дипломом ПТУ выпустится во взрослую жизнь. Каждая аудитория — пещера со львом, каждый преподаватель — Даниил. А Свенсон каждый вторник должен обсуждать чей-нибудь рассказ про инцест, про неуклюжий подростковый секс, про первые опыты минета, и с кем — с самыми трепетными и чувствительными юстонскими студентами, иные из которых, вполне вероятно, презирают его по причинам, о коих можно только догадываться: Наступает долгая тягучая тишина.

Ректор Бентам с напускным смущением оглядывается на портрет Джонатана Эдвардса и, вновь развернувшись к залу, говорит с усмешкой:. Но чтобы на несчастных поселенцев никто из засады не нападал, они должны быть постоянно готовы к обороне. Очевидно, что остались еще охотники на ведьм, которые готовы отправить на костер любого, кто посмеет при виде греческой статуи причмокнуть губами. Ну вот и всё. Кстати, я совершенно не опасаюсь, что нечто в этом роде может приключиться у нас в Юстоне.

Атмосфера в часовне мрачная — словно Бентам сообщил о надвигающейся эпидемии, которая поражает наугад, словно он известил о том, что Господь решил покарать их мирный муравейник. Свенсону и Шерри удается улизнуть до того, как их поглотят зыбучие пески досужих разговоров. И только после этого жмет на газ, и — ура! И все же он радуется сгущающейся тьме, отделяющей его от Шерри, укрывающей его покровом одиночества, под которым он может взглянуть в лицо фактам и признаться себе, что по-настоящему расстроили его не Бентам и не сослуживцы, не спартанские интерьеры часовни Основателей, даже не потрясение, которое он вдруг испытал, поняв, что все эти годы проторчал как в темнице в цитадели пуританских устоев Новой Англии.

Нет, по-настоящему задело его — но в этом он признаётся себе с трудом и, если бы не полутьма, даже подумать бы не рискнул — то, что он оказался настолько глуп ли, напуган ли, застенчив ли, что так и не переспал с этими студентками. А что, собственно, он хотел доказать? Какие принципы хотел исповедовать, какой нравственный постулат декларировал? Он никогда не причинит ей боли. И теперь в качестве особой награды за то, что был таким хорошим мужем, во всех отношениях замечательным мужиком, ему досталось лишь удовлетворение: Потому что все уже кончено.

Он уже вне всего такого. Он был прав, что поступал именно так. И не поступал иначе. Он ищет в темноте руку Шерри. Брак значит для него все. Он столько раз представлял себе, как при случае расскажет об этом восторженным студентам, но случая так и не представилось. Будь у него настроение получше, он бы радовался тому, с какой легкостью, свидетельствующей об истинной близости, жена то вдруг продолжает старый разговор, то без предисловий меняет тему.

Но сейчас это его раздражает. Почему Шерри не может прямо высказать свои мысли? Он-то знает, что у нее на уме. Экстренная психологическая помощь входит в ее обязанности, и если политика борьбы с сексуальными домогательствами действительно победит, меньше будет студенток, пострадавших от университетских Ромео.

Если бы Свенсон переспал с какой-нибудь студенткой, она бы такой терпимой и сдержанной не была. Шерри любит напомнить, что ее предки — сицилийцы, из деревень, где заблудших мужей дядюшки и братья обманутых жен обычно сбрасывают со скал. Сколько раз она заявляла, что, если он ей изменит, разведется с ним, а потом выследит и убьет.

А то, что она уже много лет об этом не вспоминает, угнетает сейчас еще больше. Свенсон должен бы спросить, почему кошмарные, но не испытывет ни малейшего желания.

Никто тебя не уволит за то, что ты на занятиях разбираешь порнографические рассказы своих студентов. Да как она смеет недооценивать те опасности, которые поджидают его ежедневно? Вот бы сама входила каждый день в аудиторию, врала бы про то, что она любит больше всего на свете, а потом заползала бы в свою нору и пыталась писать собственный роман! Шерри достает кассету, ставит ее в магнитофон. Шерри слушает свое любимое, то, что обычно нравится и Свенсону.

Этим летом за городом он и сам включал звук на полную мощь, наслаждаясь торжественными голосами, которым впору петь в хоре ангелов. Но сейчас он говорит:. Так и подмывает свернуть с дороги, рухнуть на колени в кювете и принять Христа как Спасителя.

Плюс ко всему, я начинаю изнывать от зависти к тем счастливчикам недоноскам, которые в это верят. В том, что поставила музыку? Здесь, на земле, Свенсон и Шерри ищут хотя бы шаткого равновесия между адом взаимных упреков и чистилищем тишины, которая вполне сойдет за дружеское расположение.

Свенсону снится, что его дочь Руби позвонила и сказала, что думает о нем, что все прощено и забыто. Он заставляет себя проснуться — в глаза ему бьет яркий солнечный свет, наступило утро, которое приветствует его сразу тремя не самыми приятными вещами.

Во-вторых, это не Руби, которая как уехала в свой колледж, так домой и не звонит. Почему никто не подходит к телефону? Где, черт подери, Шерри? А может, это Шерри и звонит — объяснить ему, почему он спал на диване.

Если бы они поссорились, он бы об этом помнил. Кроме того, они никогда не ложатся спать, не помирившись или хотя бы не притворившись помирившимися, даже если с утра тлеющие угли ссоры разгораются еще жарче. Почему Шерри не разбудила его, не отправила в спальню? Слава богу, телефон перестает звонить еще до того, как он находит в себе силы подняться.

Если это и вправду Шерри, он ведь станет выяснять, какого черта она его бросила в гостиной. Итак, телефон умолкает, и Свенсон сползает с дивана.

Он перезвонит Шерри, когда придет в себя. Она не могла уйти! У них же сейчас одна машина — вторая в ремонте. Скоропостижная смерть — единственное объяснение тому, что его бросили на диване. Он бросается в кухню, на солнечный свет, струящийся из окна.

Посреди стола белеет лист бумаги. Наверняка записка от Шерри. Не хотела тебя будить. За мной заехала Арлен. Зажав записку в кулаке, он бредет к окну. Они его прорубили, когда во второй и последний раз пытались из старого деревенского дома сделать нечто, удовлетворяющее их нуждам или хотя бы признающее за ними право на существование.

Вообще-то, поселившись здесь, они позволяли дому делать все, что он пожелает. Хотя а может, именно поэтому они и попросили плотника-хиппи, чтобы окно не выглядело как эркер в типовом доме; оно именно так и выглядит.

Окно со своей задачей справляется: Садик им достался в наследство от старой хозяйки, которая соглашалась продать дом только тому, кто будет следить за ее клумбами и грядками.

Шерри все что угодно пообещала бы ради того, чтобы съехать из общежития, где они жили в блоке для семейных, буквально у всех на виду: Руби зачать удалось лишь потому, что желание пробуждает изобретательность. Но обещание свое его жена выполнила. От цветов Этель Тернер не осталось почти ничего: Садик процветает — благодаря природному дару Шерри, наверное перешедшему ей через ДНК от дедушек и бабушек. Она-то всю юность провела в городских квартирах, а потом — в больничных палатах.

В это время года сад похож на археологический раскоп: Очень похоже на поминальные обряды, совершаемые во имя будущей жизни покойных. Вот в чем разница между Свенсоном и Шерри. Шерри верит, что весна настанет, тогда как Свенсон искренне изумляется всякий раз, когда тает снег и из земли вылезают первые крокусы. Он завидует Шерри, ее оптимизму и умению верить. Хотя… Кто-то же должен это уметь. Он открывает холодильник — не потому, что голоден, а потому, что хочет по его содержимому определить, что было вчера на ужин, и обнаруживает остатки феттучини с комками масла и сыра.

Шерри пытается придерживаться диеты, но признает, что порой без ударной дозы холестерина не обойтись. Они ужинали на диване в гостиной, перед телевизором, и оба были так рады возможности помолчать, что раздражение, которое испытывали, едучи домой, рассосалось, и на смену ему пришло чисто животное чувство покоя. Он уже тянет руку к телефону и думает о том, как скажет сейчас Шерри, что любит ее, что жизнь с ней для него счастье. И тут, к его изумлению, телефон, опередив его, трезвонит сам.

Не знает, как к нему обратиться. Студенты никогда не звонят ему домой, хотя в начале каждого семестра он сообщает им свой номер. Обычно он как бы в шутку предлагает им звонить, если их жизни угрожает опасность. Неужели какой-то студентке угрожает опасность? В половине десятого утра?

Я ждала у вашего кабинета. Может, я что-то перепутала? Правда, мы вчера договаривались…. Он был счастлив, что то занятие закончилось, и готов был обещать что угодно кому угодно. Несколько мгновений он стоит у телефона.

Давно надо было уволиться. Университетская администрация, предприняв очередную безуспешную попытку избежать финансового краха, предлагала штатным преподавателям, согласным оставить должность, годовую зарплату в качестве компенсации. Но — так каторжники привыкают к своим кандалам — почти никто на это не пошел. Сидел бы он дома, писал, читал, смотрел телевизор — и не должен был бы тратить впустую еще один день своей единственной жизни.

Итак, у него пятнадцать минут, за которые надо успеть помыться, побриться, одеться и доехать до университета, что практически невозможно, потому что только дорога занимает пятнадцать минут. К черту личную гигиену. Так пусть полюбуется на то, как выглядит писатель в половине десятого утра.

Свенсон идет по коридору, машинально останавливается перед порожком между комнатами. Ему всегда кажется, что он его потерял, оставил где-то. В нем обычно ничего важного, но всегда есть что-нибудь — студенческие работы и всякое такое, что очень долго и муторно восстанавливать.

Это достаточный повод для паники; он расшвыривает лежащие кругом книги и бумаги, психует все больше, пока не находит наконец портфель под пачкой вчерашней почты. Не время сейчас заниматься почтой — надо торопиться, его ждет студентка. Перед выходом из дому он обязательно должен проверить, везде ли выключен свет; он заходит даже в комнату Руби, которой сто лет никто не пользовался.

Отучившись год в Стейте, Руби устроилась на лето официанткой — чтобы домой не приезжать. Свенсон стоит в дверном проеме, безуспешно пытаясь вспомнить, как комната Руби выглядела раньше: В комнате всегда был свой запах, живой и постоянно меняющийся: Пыль и духота разогнали эти фантомы.

Сорвав с крючка вельветовый пиджак, он ловит свое отражение в огромном зеркале, решившем именно сейчас продемонстрировать ему его жуткую морду: Под глазами мешки, очки забрызганы непонятной белой гадостью. Свенсон отскребает ногтем какую-то дрянь с переднего зуба, проверяет языком тот задний, который его беспокоит. Пробежка вверх по четырем пролетам лестницы — вот и вся зарядка Свенсона, но сегодня утром пользы вообще никакой: На третьем этаже он начинает задыхаться.

Анджела сидит на полу, прислонившись к стене и водрузив на белеющие сквозь прорези в джинсах коленки какую-то книжку. За несколько ступенек до цели Свенсон успевает разглядеть название: На Анджеле черные кожаные перчатки с обрезанными пальцами, ногти иссиня-фиолетовые.

Ручки у нее такие крохотные может, по сравнению с объемистым томом Шарлотты Бронте , что перчатки выглядят по-викториански строго и солидно. Конский хвост с оранжевыми и зелеными прядями делает ее похожей на разукрашенное мороженое в детском кафе. Анджела, оторвав взгляд от книги, словно удивляется странному совпадению, которое свело их здесь. Свенсон вцепляется в перила — отчасти для того, чтобы отдышаться, отчасти чтобы сдержаться и не придушить на месте эту неблагодарную соплячку, которая вытащила его из кровати точнее, с дивана чуть свет и заставила мчаться сюда, рискуя жизнью.

Спектр его возможностей ограничен, но четок. Мне необходимо с вами поговорить. Я вместо того, чтобы в школу ходить, залезала под веранду, сидела там и читала. Свенсон наклоняется, чтобы помочь ей. Она, решив, что он хочет взглянуть на книгу, послушно ее протягивает. Он делает вид, что действительно заинтересовался книгой. Она берет свой рюкзачок, а он перелистывает книгу, в которой некоторые места отчеркнуты.

Ах вот оно что! Она читает ее к занятию. Свенсону следовало самому догадаться. Под этой кожаной оболочкой бьется нежное сердце гувернантки, сохнущей по мистеру Рочестеру. Она весь роман рвет и мечет, а в награду получает в мужья слепого мужика, который спалил на чердаке собственную женушку.

Война полов в художественной литературе. Все, что бы мы ни читали, оборачивается историей про торжество мужского шовинизма. Он возится с замком и ключом, поэтому может отмахнуться от извечной дилеммы: К тому же его смущает, что эта девица, на занятиях хранящая угрюмое молчание, вдруг так разговорилась. Он рассчитывал, что их встреча пойдет по другому плану: В кабинете Свенсона пахнет свитерами, которые так и лежат в шкафчике. Когда он здесь был в последний раз? Свенсон пытается вспомнить, но не может.

В комнату врывается поток свежего воздуха. Она сосредоточенно шагает по комнате. И все же спотыкается о ковер, а наклонившись, чтобы его поправить, чуть не падает. Свенсон, наблюдая за этим, пугается. Господи, только бы не оказалась наркоманкой. Он усаживается за стол, с официальным видом перебирает пачку старых писем, складывает их в аккуратную стопку. Доктор сейчас вас примет. Студенты ему не доверяют. А он их на откровенность и не вызывает. Может, у кого-то из них жизнь рушится, но они про это не рассказывают.

Те, кто занимается в поэтическом семинаре, со всеми своими бедами бегут к Магде Мойнахен. Он же старается держаться подальше от университетских сплетен. Про то, что один из студентов помешался, он узнал только несколько лет спустя. Чему тут удивляться — у Свенсона свои проблемы.

Их проблемы ему ни к чему; впрочем, порой он чувствует себя… на отшибе, что ли, его даже беспокоит собственное равнодушие к драмам, разворачивающимся вокруг. Он совершенно лишен наблюдательности. Поэтому-то и не может писать. Анджела плюхается в кожаное кресло, стоящее напротив стола.

Сначала забирается в него с ногами — пытается усесться в позу лотоса, затем подтягивает колени к подбородку, после чего все-таки спускает ноги на пол и откидывается назад, а рукой елозит по подлокотнику. Свенсон никогда не видел, чтобы люди так мучительно усаживались. Отчего она такая заведенная?

На наркотики не похоже. Ее кожаная куртка все время скрипит — звук такой, будто сдирают пластырь. Она предпринимает последнюю попытку скрутить ноги в очередную йоговскую позицию, затем садится, выпрямив спину, и смотрит на него — ни дать ни взять дрожащий от возбуждения щенок чихуахуа.

Побрякушек на ней сегодня немного — серебряная спиралька в одном ухе и в носу тоненькое кольцо с зеленым камнем, поблескивающим у ноздри, как изумрудная сопелька. Она вынула кольца из бровей и верхней губы, отчего смотреть на ее бледное треугольное личико стало гораздо приятнее. Глаза у нее бесцветные, вернее, блекло-серые, как у новорожденного. Ему и в голову не пришло, что она говорит и о его занятиях, и теперь он думает: Единственный, который мне нравится.

Но не стоит забрасывать остальные предметы. Если бы Толстой прогуливал занятия, его бы в два счета выперли из Юстона. Он что, пытается говорить на ее языке? Да, в общении со студентами это случается рефлекторно. Столько брони, а под ней — трепетная фиалка. Они часто бывают такими ранимыми, эти зеленоволосые и проклепанные. Большинство студентов Юстона одеваются как будущие вице-президенты. Выбранный Анджелой стиль говорит о твердом решении никогда в эти ряды не вступать. Я, видите ли, сам курил, знаю….

Я почти что не курю. Я сижу за компьютером. Значит, вы нам дадите что-нибудь для следующего семинара? Да, можно представить… Или нельзя? А еще как-то раз две совершенно неразличимые девицы не близняшки, как решил было Свенсон, а просто подружки совместно трудились над научно-фантастической повестью про двух андроидов Зипа и Запа.

Одна писала от лица Зипа, вторая — от лица Запа. Через несколько лет он посмотрел фильм, в котором две подружки задумали убить мать одной из них, и их идиотская упертость напомнила ему об этих студентках. Свенсон может попросить ее не курить. Но не может же он запретить ей встать и посмотреть его книги. Анджела бродит по кабинету, бросает взгляд на старые открытки, фотографии в рамках, задерживается у полок с Толстым, Чеховым, Вирджинией Вулф.

Так давно никто и сам он в том числе не обращал внимания на то, чем он себя окружает. Много лет назад девушки, придя к нему домой, обязательно смотрели на его книги, его безделушки.

Это было очень эротично: На сей раз — никакой эротики, может, потому, что зад Анджелы — два аккуратных белых полукружья — и так просвечивает сквозь драные джинсы. В сентябре следующего года Билл попытался вернуться в школу. Но после пары драк и очередного ареста все согласились, что ему следует покинуть школу Джефферсон и попробовать что-нибудь другое. Они разучивали песни новых команд, особенно Cheap Trick и Van Halen, и продолжали обсуждать группу, которую когда-нибудь создадут.

Верный своему слову, в конце лета Джефф Исбелл сложил гитару, барабанную установку, гитарный усилитель и вещи в старую машину и покинул Лафайет, направившись в Лос-Анджелес, чтобы стать рок-звездой.

Процесс занял восемь лет, но Джефф своего добился. Билл Бейли помахал другу рукой — сам он проводил это лето в окружной тюрьме. Он не верил в государственных защитников, а родители были сыты по горло и не стали платить за адвоката. Парень пытался сам выступить в свою защиту, но судье успел надоесть Билл Бейли, и он отправил его за решетку. Пока Джефф Исбелл двигался прочь из штата, Билл три месяца отсидел в тюрьме, поскольку не мог оплатить штраф. Позднее, в м, когда он начал добиваться мировой известности, Эскл так охарактеризовал эти бурные годы своей жизни: У меня были очень длинные волосы.

В шестнадцать меня выгнали из дома, потому что отец был очень строгим, а я отказывался стричься. Потом они считали меня наркоманом, хотя на самом деле я бегал кроссы и вел здоровый образ жизни.

В остальных случаях причина состояла лишь в том, что сраные копы меня ненавидели. Но я так и не постригся. Они считали меня долбаным хиппи! Хотя мне не особо нравились хиппи, я слушал абсолютно любую музыку. Если тащишься от Devo или Sex Pistols, ты панк.

Если любишь Боуи или Stones, ты педик. Так что я для них был хиппующим панком-педиком, понимаете? Пока Эксл с Иззи боролись с лишениями юности в Индиане, Слэш и Стивен Адлер тусовались в настоящем Голливуде и мечтали о славе для себя и своей будущей группы, которую они инстинктивно предвидели уже тогда. Они оба родились в м и были на три года младше парней из Индианы. Стивен, родившийся в Кливленде, вместе с семьей переехал из Огайо в Лос-Анджелес, когда был совсем маленьким. Слэш, урожденный Сол Хадсон, появился на свет в Англии, в Сток-он-Тренте, одном из стаффордширских гончарных городков.

Его родители были художниками. Тони Хадсон, наполовину еврей, талантливый художник, специализировался на дизайне альбомов. Мать, Ола Оливер, афроамериканка, работала художницей по костюмам в мире театра и рок-музыки. После переезда в Лос-Анджелес они обосновались в Лорел-каньон, прибежище музыкантов на Голливудских холмах, и продолжили свою карьеру. Тони Хадсон разрабатывал обложки для платиновых альбомов артистов уровня Нила Янга.

Дэвид Геффен однажды приглядывал за маленьким Солом по просьбе родителей. Она делала сценические костюмы для Ринго Старра и Карли Симон. Наркотики и алкоголь были обычной частью семейной диеты. Юный Сол с раннего возраста тяготел к искусству и начал рисовать, едва научившись держать карандаш.

В тот период Митчелл жила в доме Дэвида Геффена. Солу нравились динозавры и змеи, он любил рисовать маленьких ящериц, которые испокон веков водились на холмах над Голливудом. Эра свободной любви тогда еще не кончилась, и такие вещи считались нормальными. Хоть я и был совсем юным, но мне их отношения казались странными. Его жена тоже жила там вместе с их сыном Зоуи, и мне приходилось тусоваться с ними. Меня отвозили туда, и я думал: Почему у него такой здоровенный дом? Так что Сол Хадсон жил в пользующемся дурной славой голливудском окружении, которое, впрочем, подготовило его к дальнейшей жизни в образе альтер-эго по имени Слэш.

Слэш получил свое прозвище от известного актера Сеймура Касселя. Бабушка Слэша, которую тоже звали Ола, служила опорой его детства. Она была серьезной леди, хоть и могла ругаться, как Ричард Прайор, если ее довести. Именно она присматривала за Солом и однажды дала мальчику его первую гитару.

Но эта строгая женщина обожала своего внука и воспитала в нем твердость характера, которая понадобится ему десять лет спустя, чтобы выжить на улицах Лос-Анджелеса.

Позже Слэш размышлял о том, как ему повезло расти в таком потакающем своим прихотям и движимом эгоизмом мире: Смотрел, как люди идут ко дну. Слэш утверждает, что начал пить примерно в двенадцать лет. Он добавил, что его отец тоже был не дурак выпить. До этого он был не особенно популярен в школе.

Исключение составлял Ленни Кравитц, который ходил в начальную школу вместе со Слэшем. Так что меня все считали странным: Тогда неожиданно я начал замечать, что становлюсь популярным, поскольку играю на гитаре. Меня это даже удивило. Там же был и еще один паренек на скейтборде — он выделывал трюки, чтобы впечатлить девчонок, которые за всем этим наблюдали.

В какой-то момент пацан не удержался на доске и приложился головой об асфальт. Слэш подошел посмотреть, все ли с ним в порядке. Это был Стивен Адлер. Они оба ходили в школу Бэнкфорт, но толком не были знакомы.

Тем не менее оба любили тяжелую музыку и частично их вкусы пересекались Стивену нравились Kiss, а Слэшу — нет. Особенно их восхищали местные боги Van Halen, которые в м все еще выступали в местных школах и на пляжах. Стивен позвал Слэша к себе в гости на Норт-Хейворт-авеню.

Он показал Слэшу свою электрогитару, подключенную к небольшому усилителю. Стивен Адлер был истинным ребенком Голливуда х, эпохи постхиппи: С его кудрявыми светлыми волосами, вертлявой походкой и честными синими глазами он служил желанной добычей для местных геев. Стивен рассказывал в интервью: А бульвар Санта-Моника был очень гейским местом… где парни снимают парней, типа для секса… Поскольку Слэш жил на Свитцер, а я на Норт-Хейворт, я пару раз проходил там мимо, и мне отсасывал какой-то парень.

Ну а чего, я ж был тинейджером… Тогда у меня был хренов стояк круглые сутки, сами понимаете. А девчонки таким еще не занимались… ну и я тусовался с кем-то, и он мне сделал минет. Неужели я один такой?! Это было дно Голливуда, но оно дышало настоящей жизнью. Кругом тусовались опустившиеся люди со всей округи. Там была небольшая очередь, и один сумасшедший чувак, в кислоте или типа того, решил, что с него хватит, и собирался с кем-нибудь подраться. Судя по всему, он выбрал не того парня, поскольку его посадили на нож, и потом он просто упал на гребаный тротуар, чувак.

Запись шибанула меня, словно кирпичом по башке. Я сидел и слушал ее снова и снова, абсолютно забыв про девчонку, которая была от этого не в восторге. Я помню, как ехал обратно в дом бабушки, зная, что жизнь моя изменилась. Это был один из моментов истины. Этот стиль зародился в Англии в м благодаря Yardbirds и Who. Флэш — это неистовая музыкальная энергия, извергающаяся подобно взрыву белого шума. Это фонящие и жужжащие гитары с ритм-н-блюзовым овердрайвом. Флэш — это способ держать гитару, обычно низко, и манера двигаться с ней, выражая всю мощь музыки: Джефф Бек, закидывающий гитару за голову, танцы Джимми Пейджа.

Это сочетание просто снесло мне голову. В конце лета го Слэш пошел посмотреть выступление Aerosmith на проходящем неподалеку фестивале, открывали который Van Halen и Тед Ньюджент. Я был в восторге от имиджа Джо Перри — и визуального, и звукового. Своей пластичностью он напоминал Кита Ричардса. Но мне нравились и гитарные соло Брэда Уитфорда, которые в итоге повлияли на мой стиль больше, чем можно представить. А всем вокалистам стоит ориентироваться на Стивена Тайлера.

Aerosmith были нашими героями в подростковом возрасте. Я рос на Stones, Дилане, Kinks, Zeppelin, но когда я услышал эту запись Aerosmith, я воспринял ее гораздо глубже. Декаданс, неряшливые гитары, громкие ударные, надрывный вокал… Все это как-то на меня повлияло. Они создали базис для того, что делал я… так же, как и многие группы после нас: Они отвели парня наверх в офис, где через зеркало был виден магазин. Охранники обыскали Слэша и нашли у него в джинсах кассеты. Он сказал, что просто забыл заплатить.

Денег у Слэша не оказалось, и охранники пригрозили вызвать полицию, а затем велели ему позвонить домой родителям, чтобы они приехали и оплатили кассету. Слэш позвонил, и его мама — которая часто закупалась в этом магазине и была знакома с сотрудниками — приехала и заплатила. В году пасаденская группа Van Halen выпустила первый альбом.

Они играли под названием Mammoth с го, но ожили только после того, как вокалистом стал Дэвид Ли Рот который на самом деле провалил первое прослушивание в группу. Но у Рота был свой усилитель, так что в конце концов его взяли в группу, которую он переименовал в честь братьев Ван Хален, поскольку это прикольно звучало. Дебютный одноименный альбом Van Halen стал сенсацией и отличным хард-роковым ответом панку, а Эдди Ван Хален мгновенно получил признание широких масс, поскольку владел самыми инновационными гитарными техниками со времен Хендрикса.

Van Halen помогли изобрести тэппинг и шреддинг — быстрый, сверхртехничный способ звукоизвлечения, который стал уколом метамфетамина в тело хеви-метал и который вскоре принялись оттачивать миллионы последователей.

Техничный гений Эдди, яркий вокал Рота, умение делать шоу и длинные светлые локоны практически мгновенно сделали Van Halen главной группой Голливуда и последним ответом Америки могучим Zeppelin которые, хотя никто этого не знал, уже отыграли свой последний концерт в Америке. Van Halen правили бал, когда Слэш рос, и Эдди Ван Хален оказал на Слэша огромное влияние — как и на любого молодого гитариста в этой стране на протяжении последующих Десяти лет.

Вокруг жило очень много семей, занятых в шоу-бизнесе, и в школе было полно талантливых детей, так что ребята быстро присоединились к одной из двух школьных рок-н-ролльных групп. В другой играл суперталантливый гитарист Трейси Ульрих — будущий Трейси Ганс.

Но Слэш со Стиви в основном прогуливали школу, тусовались, курили дурь, нюхали попперс [6] , все время джемовали и были абсолютно уверены, что вскорости им суждено стать рок-звездами. Мы знаем друг друга с одиннадцати лет! Я дал ему его первую гитару и показал первые аккорды. Самую, мать ее, лучшую группу на свете. Будем путешествовать по миру. Трахнем всех девчонок, которых сможем. Что меня до сих пор убивает, так это то, что наша мечта стала реальностью!

Стивен Адлер вылетел из Фэйрфакс-Хай в десятом классе. Слэш доучился до одиннадцатого, а потом просто перестал ходить. На дворе стоял год, и беглец Эксл Роуз был на пути в Голливуд, в ожидании своего рождения. Спустя три дня предприимчивый Джефф уже работал в группе с оплачиваемыми концертами. Обычно у большей части музыкантов, приезжающих в Голливуд в мечтах о красивой жизни, на это уходит гораздо больше времени, если им это вообще удается.

Сперва нужно где-то осесть, чаще всего в дешевом мотеле. Это место стало самым модным клубом Америки и породило десятки других клубов, расположившихся вдоль бульвара Сансет. И всем этим клубам требовались новые группы, чтобы привлечь публику. По выходным сюда стекалась молодежь с престижных предместий и долины Сан-Фернандо. Они толпились на тротуарах и высыпали на дорогу, раздражая помощников шерифа и создавая антиавторитарные веяния.

Ночью по Сансет было не проехать на запад, поскольку ее целиком забивали машины. В м мятежи вылились в столкновения с полицией. Это был один из первых случаев, когда дети х защищали свои интересы на улицах. Голливуд впервые запах слезоточивым газом. В целом обстановка была сексуальной, открытой и беспечной. Раскрученная в журналах и телевизионных репортажах, новая Сансет-стрип задавала тон молодежи всей страны, и на нее отовсюду начали стекаться юные амбициозные музыканты.

Фолк-рок хиппи х уступил дорогу неоновым ангелам хард-рока х — разряженным аморальным юнцам в спандексе, на каблуках и с пышными прическами. Естественный запах травы сменился горьким вкусом кокаина.

Спустя несколько лет панки привнесли на сцену героин. Теперь привлекать аудиторию должны были сами музыканты.

Неизвестные группы учились рекламировать себя, создавая шумиху и делая флаеры — яркие, привлекающие взгляд листовки, которые стали для новых команд так же важны, как репетиции и суперкрутой имидж. Сансет-стрип пережила все это. Кантри-рок, глэм, регги, диско, панк, нью-вейв, Runaways, пауэр-поп, хеви-метал.

Когда Иззи, а затем и Эксл приехали из Индианы в начале х, Сансет-стрип была на очередном подъеме, который к концу десятилетия показал, что хайр-метал — это огромная часть не только контр культуры, но и американского мейнстрима. Никогда до времен х не случалось эпохи, когда столь большая часть массового рынка — как выглядят подростки, что они смотрят по телевизору и слушают по радио, какие записи покупают и какие журналы читают — определялась бы одной конкретной улицей.

На третий день Иззи познакомился с какими-то парнями, пришел на репетицию, сыграл и был принят в группу: Следующий концерт должен был проходить в ближайшие выходные на чердаке заброшенного склада в Лос-Анджелесе.

Ну там, помада, подведенные глаза, розовый спандекс, высокие каблуки. Это была моя группа, но они забыли сообщить мне, что нужно нарядиться, врубаетесь?

Иззи пожал плечами и вышел на сцену в своем ковбойском обмундировании, состоящем из белой футболки, темной жилетки, шейного платка и матерчатой кепки, с низко висящей гитарой. После этого местные скинхеды и фанаты Fear вылезли на сцену и начали плеваться в группу.

Это был полный панк-рок: Я схватил стойку с тарелками, раздал пару оплеух и выскользнул сквозь заднюю дверь. Это было соревнование насмерть, без пощады. Другие группы убили бы тебя, если бы могли, или, по крайней мере, заставили сбежать, поджав хвост, в ту дыру, из которой ты вылез. А тем временем в Индиане Билл Бейли не мог найти себе места.

Семья хотела, чтобы он окончил школу и поступил в колледж. Все признавали, что Билл не дурак. Друзья чувствовали, что в Лафайете ему тесно; некоторые советовали ему уехать, чтобы найти себя. Но Билл Бейли был к этому еще не готов. Вместе с другом он съездил в Нью-Йорк и вернулся.

На его счету появилась пара новых арестов, в основном, за мелкие нарушения, но лафайетские копы обозлились на него всерьез. Мать девочки была в ужасе, когда кто-то ей сообщил, что ее дочь находится в машине с Биллом Бейли. Полиция остановила машину на западе от Лафайета, недалеко от Пардью. Эксл был за рулем: После того как мне предъявили обвинения, я поехал к ней домой, и мы устроили небольшую вечеринку. На дворе был конец го.

Эксл решил добраться до Лос-Анджелеса и попытаться найти Иззи. Мать Иззи сказала ему, что у нее нет телефона сына, который намеренно порвал связи со своей семьей. Эскл решил, что, возможно, сможет найти его сам, поскольку Иззи присылал ему из Лос-Анджелеса открытку с голливудским обратным адресом. Он набил рюкзак одеждой и кассетами и проголосовал на шоссе I Первый парень, подобравший Эскла, довез его до Чикаго, а потом и до Сент-Луиса.

Эскл вспоминает поездку с ужасом: Мне было около девятнадцати, я был очень наивным и жутко устал. Эскл отбросил мужчину, и тот упал на пол. Пока он поднимался, Эскл успел достать из рюкзака свою опасную бритву. Я побежал к двери. Эксл прижал бритву к горлу парня и прошипел: Даже не думай меня трогать. Не трогай себя, думая обо мне. Парень выбежал в дверь, оставив потрясенного Эскла одного.

Эскл собрал вещи и вышел в ночь, невыспавшийся, без цели, посреди неизвестности, где-то в окрестностях Сент-Луиса. Когда над рекой появилось солнце, он, дрожа от холодного ветра, снова вышел на трассу и продолжил свое путешествие на запад. В конце концов он добрался до Лос-Анджелеса и вышел в центре города, недалеко от автобусной остановки, посреди ночи.

Эскл — худой рыжий паренек в ковбойских сапогах и с очень длинными волосами — оказался посреди ночной жизни города. Ко мне подходили черные, пытаясь продать косяк или еще чего. Тротуар был заполнен проститутками, нищими, наркодилерами — в основном черными. Слышались выкрики на испанском, на китайском. Он пытался сориентироваться, понять, куда ему идти, но никто не отвечал на его вопросы.

Наконец кто-то сжалился над пацаном. Он довел меня до автовокзала и сказал, на какой автобус садиться. Ему не нужны были деньги или типа того. Надо показать ему дорогу". Эксл потратил на поиски около недели, но ему так и не удалось найти Иззи. Когда его сбережения подошли к концу, он отправился обратно в Лафайет. Билл Бейли продолжал заниматься музыкой со своим другом Полом Хьюджем. Эскл почему-то считал, что это классный номер, который он возьмет с собой в Лос-Анджелес, когда переедет туда насовсем.

В феврале го Экслу исполнилось восемнадцать. После этого его полицейское дело пополнилось еще несколькими арестами и как минимум десятью днями в окружной тюрьме за нарушение границ частных владений, употребление алкоголя в публичных местах, бродяжничество, драки, курение марихуаны и угон машин. Билл продолжал ненадолго ездить в Лос-Анджелес, где искал Иззи по всем местам тусовок молодых музыкантов: Да, чувак, он был тут вчера. Наконец, в апреле го, дождливым воскресным утром на Пасху, не успевший протрезветь Джефф Исбелл проснулся от непрекращающегося стука в дверь его маленькой квартирки.

Он только уснул, всю ночь отыграв на ударных в группе Atoms. Когда он открыл дверь, его взору предстал Билл Бейли, промокший до нитки, шедший много миль под дождем в компании собственного сырого рюкзака. Позже Эксл рассказал, что за следующие два года он совершил восемь поездок туда-обратно между Индианой и Лос-Анджелесом, в основном на автобусе.

Может быть, она считает, что он выглядит моложе своих двадцати двух лет. То есть, ей так сказали, что ему 22, хотя на самом деле ему уже У него бледная кожа, цвета сырого теста. И если Келли подумает, что в его взгляде, когда он смотрит вокруг, есть что-то наивное и даже, может быть, благоговейное и удивленное, она будет права. Она убирает со спинки дивана свою медсестринскую форму, чтобы Джек смог присесть. Форма практичного синего цвета: Он давно уже избавился от своего прежнего акцента.

Долгие годы в Бренвуде, а потом — в Фелтхэме, когда он пытался приладиться к тамошней жизни, немало тому поспособствовали. Теперь у него ярко выраженный юго-восточный говорок. Джек Барридж родился и вырос в Лутоне.

Чай слишком сладкий, и поэтому вкус у него необычный. Джек смакует каждый глоток. Келли отвечает, но Джек не слушает, что она говорит, он наблюдает за ней.

Она задает Джеку вопрос, что-то про погоду или про то, как он сюда добирался. Сознание, перегруженное новыми впечатлениями, реагирует с запозданием. Слова обретают смысл далеко не сразу. Почувствовав его растерянность, Келли обращается с тем же вопросом к Терри.

Так они и общаются: Терри поддерживает разговор, а Джек просто сидит и пьет чай. Из кухни выходит вальяжный кошак. Серый, в черную полоску. Кот смотрит, прищурившись, на гостей и решает, что ему больше нравится Джек. Он подходит, трется о ногу Джека, запрыгивает к нему на колени и тычется лбом ему в руку — просит, чтобы его погладили. У него тонкие, хрупкие косточки, как у цыпленка, но мех пушистый и мягкий, и еще он так славно мурлычет от удовольствия.

К плохому он не пойдет. Она привстает, чтобы погладить кота по спине, и Джек чувствует запах ее волос. Она разговаривает с котом, как с ребенком.

Не как с младенцем, а как с маленьким человечком, который не просто слушает, что ты ему говоришь, но и сам отвечает вполне адекватно. На все его реплики Терри кивает с согласной улыбкой. Это он, Терри, выбрал Манчестер, нашел дом и Келли; и вопреки всем скептикам и маловерам, Терри уверен, что этот мальчик, его мальчик, покажет себя с самой лучшей стороны.

Уже то, что мисс Уолли, которая сразу ему понравилась, явно нравится Джек, подтверждает, что он не ошибся ни в ней, ни в своем подопечном. Даже Терри необходимы периодические подтверждения, что относиться к Джеку с симпатией — это нормально. Келли показывает им свой дом с нескрываемой гордостью. Она объясняет, как включаются стиральная и посудомоечная машины и все остальные белые чудеса и диковины, собранные на кухне.

Джеку очень понравилась его комната. Терри, когда он описывал ее Джеку, нарочно не стал слишком рьяно ее расхваливать. Хотел сделать Джеку сюрприз. Комната небольшая, квадратная, с низким скошенным потолком, но зато в ней недавно сделали ремонт. Шкаф и стол совсем новые, явно только что купленные; на подоконнике еще лежит сборочный ключ.

Все очень чистенько и аккуратно. Все буквально дышит сияющей новизной. Исключение составляет лишь старенький переносной телевизор, который стоит на столе, так чтобы его можно было смотреть, лежа в кровати. Когда я буду работать в ночную смену, пожалуйста, не включай звук слишком громко. В этом доме всего два правила: Я уже вижу, что ты человек здравомыслящий и приличный, так что, думаю, проблем не возникнет. Они выпивают еще по чашке чая, и Келли говорит, что она обещала подруге, что они вместе поужинают в кафе до начала смены.

Дело близится к вечеру, свет за окнами заметно померк. Келли уходит к себе, чтобы переодеться, и спускается в гостиную уже в своей медсестринской форме и шерстяной кофте на пуговицах, столь же практичного черного цвета. Она предлагает Терри остаться на ночь, а когда тот отказывается, заставляет его дать ей слово, что он в скором времени заглянет в гости. Она кричит им уже из прихожей, давая последние дружеские указания:. Но это единственный запасной ключ, обычно я оставляю его у соседей.

Так что, как только появится время, я сразу схожу в мастерскую и сделаю еще один дубликат. Я вернусь только утром, так что, Джек, оставайся за хозяина. Если ничего не будет по ящику, у меня целый шкаф видео, а в конце улицы — куча кафешек, где можно поесть.

Но если захочешь чего-нибудь перекусить, сэндвич там или что, не стесняйся, бери все, что есть в холодильнике. Правда, есть там немного. В общем, увидимся завтра, Джек. Буду ждать тебя в гости. Хлопает дверь, и в доме становится тихо-тихо. Но Джек моргает, и слез уже нет. Может быть, Терри уже жалеет, что он их увидел. И думает, что лучше бы он промолчал. Хотя это не важно. Он видал кое-что и похуже. В тот же вечер, чуть позже, они с Терри сходили в кафешку и взяли по денер-кебабу.

Просто праздник желудка с участием жира и специй. Джек никогда раньше не пробовал кебаб, но много про него слышал. Один из его сокамерников как-то признался, что скучает по этому самому кебабу больше, чем по семье. Пенополистироловая коробочка что-то ему напоминает. Он глядит на нее. Лужица соуса на донышке уже загустела.

Раньше такие коробочки были только у них. Джек верит в приметы. В размеренном распорядке тюремной жизни всякая мелочь приобретает значение и смысл. Суеверия присущи всякому примитивному сообществу.

Тюрьма — сообщество примитивное. Они с Терри изучают турнирную таблицу чемпионата: Вряд ли, конечно, Джек встретит в Манчестере собрата-фаната, но он должен знать все о своей команде.

На самом деле Джек никогда не интересовался футболом, но, если что, поддержать разговор он сумеет. Когда Терри уходит, Джек решает осмотреть дом. Ходит по комнатам, открывает шкафы и ящики. Взвешивает в руках кастрюли, проводит ладонью по полочкам в холодильнике, читает надписи на бутылочках с соусами, как книги. Включает сушилку, подставляет лицо под струю сухого горячего воздуха.

Проходится босиком по пушистому, но уже слегка вытертому ковру в коридорчике между гостиной и прихожей. Трогает, нюхает, вертит в руках — знакомится с этим чужим новым домом. Потом поднимается к себе в комнату и ложится в постель, свернувшись калачиком под одеялом. И хотя все вокруг — странное и незнакомое, Джек чувствует себя в безопасности, потому что он знает, что дядя его не оставит. В ближайшие две недели они будут встречаться с Терри каждый день.

Терри поможет ему освоиться. Джеку нужно какое-то время на адаптацию. Ему надо привыкнуть к большому миру, прежде чем выходить на работу. Всего две педели на то, чтобы избавиться от растерянности и смущения. Они будут ходить в рестораны и бары.

Сходят в парк и в музей. Джек откроет счет в банке: В субботу Терри свозит Джека на рынок, и поначалу он просто оцепенеет от страха в толпе, среди стольких незнакомых лиц. Они поедут за город — прогуляться по вересковой пустоши, где все окутано тишиной, и не слышно ни звука, кроме звука их собственных шагов и шелеста потревоженных растений.

Они поедут туда на машине Терри, которую раньше Джек только видел издалека. Но никогда еще не прикасался к виниловым сиденьям. Не слушал радио через единственную работающую колонку. Однажды, гуляя по городу, они увидят такую сценку: А Джек ответит, что он его понимает. Каждый день, в половине восьмого утра — тоже, чтобы Джек привыкал: И каждый вечер, перед тем, как заснуть, Джек будет лежать с закрытыми глазами и думать о том, что ему даже как-то не верится, что это все происходит с ним на самом деле.

И каждый день, каждый час, и когда вместе с Терри, и когда он один, Джеку надо будет учиться своей истории. Практиковаться в своей легенде. Сосредотачиваться на вещах, которые он должен делать, чтобы не чувствовать себя в этой жизни, как рыба, выуженная из воды; чтобы стать человеком, которым мог бы стать кто-то другой.

Мальчик В был именно из тех мальчишек, с которыми запрещают водиться мамы. Может быть, и ему запретили бы тоже, если бы мать волновало, чем живет ее сын.

Если бы ей было не все равно. У него были длинные волосы до плеч, тугие ливерпульские кучеряшки; и светлый пушок над верхней губой — уже в девять лет. В свои девять он выглядел, как подросток, угрюмый, страшный, как черт, этакий Бобби Бол в миниатюре.

Но слишком тупой для того, чтобы быть забавным. Причем эта непрошибаемая тупизна происходила не от недостатка ума или сообразительности. Это был сознательный выбор. Просто однажды он твердо решил для себя, что оставаться придурком гораздо удобнее.

Невежество было его защитой. Он ходил с важным, задиристым видом, прямо-таки нарываясь на драку, что при его мелком росте было просто нелепо. Но, как бы там ни было, чуть что не так, он сразу же принимал боевую стойку. Ноги чуть шире плеч, носки врозь, руки сжимаются в кулаки. Этому он научился у старшего брата. О котором все в городе знали, что с ним лучше не связываться.

И от которого В натерпелся такого, о чем никогда никому не расскажешь. Он был одиноким ребенком, мальчик В. Но не по складу характера, как некоторые. Не по собственной склонности.

Он был одиночкой, потому что его окружала некая аура опасности, никак не связанная ни с его злобным, недружелюбным видом, ни с привычкой плеваться по всякому поводу и без повода.

Было в нем что-то такое, что держало на расстоянии других детей, как аконит и чеснок отпугивают вампиров и прочих чудовищ. Дети тоже бывают чудовищами. Теперь мы это знаем. Но было время, когда дети были просто детьми. Мальчик А, еще до того, как познакомился с В, знал лучше многих, что под ангельской оболочкой часто скрывается смертельный яд.

Конечно, ему еще лишь предстояло узнать всю глубину падения, на какую способен ребенок. Но кое о чем он догадывался и раньше. Испытал на себе, что такое жестокость. В конце концов, он же вырос в бывшем шахтерском городе, где ямы были повсюду.

Однажды А вернулся домой с прогулки в одном ботинке. Свои скомканные, разодранные трусы он запихал в карман брюк, которые ему все-таки удалось спасти.

Второй ботинок так и остался на дереве. На него не подействовало ничего: Он шел, покачиваясь на ходу, как, наверное, шел бы пластмассовый пупс с переломанными ногами в железных пыточных шинах, если бы пластмассовые пупсы умели ходить, и если бы им накладывали шины.

Моросил дождь, асфальт был мокрым. Носок, понятное дело, сразу намок и хлюпал при каждом шаге. Он вернулся домой уже затемно. Дрожащий, мокрый и грязный. Мать сперва обняла его, а потом стала орать. Где тебя черти носили? По дороге домой он уже выдумал объяснение. Он не мог сказать предкам правду. И еще ему что-то подсказывало, что родители все равно не поймут, не проникнутся всей глубиной его боли.

И потом, он нисколечко не сомневался, что если он пожалуется взрослым, это не остановит его мучителей. В следующий раз ему наваляют еще сильнее. Хотя, скорее всего, так и будет. Даже если он никому не пожалуется. Мой ботинок тоже застрял. Я пытался его достать, но не смог. А потом смотрю — уже поздно. Ну, и скорей побежал домой. Мать погладила его по голове, и вот тогда он едва не расплакался.

Губы предательски задрожали, но он поймал взгляд отца и сумел взять себя в руки. Но в то мгновение, когда их взгляды встретились, когда А был готов разреветься, он увидел в глазах отца неприкрытое отвращение. На игровую площадку у школы они ехали молча. Цементная пыль в кузове их старенького пикапа размокала под дождем. В кузове везли стремянку. А чувствовал себя ведьмой, приговоренной к смерти, когда поднимался по этой стремянке с метлой в руке, и у него над головой нависала большая толстая ветка — разве что не хватало петли.

Ноги скользили по шатким ступенькам даже в сухих кроссовках. Молнии сверкали, как спецэффекты в плохом ужастике. Отец то ли забыл, то ли просто не подумал о том, что мокрая лестница под большим деревом в грозу — это не самое безопасное место. Он держал лестницу крепко и как будто совсем не боялся. Словно они с А были парочкой самоубийц, заключивших между собой соглашение, что вдвоем умирать всяко лучше.

Но А не хотел умирать. Но даже больше, чем смерти, он боялся, что отец заметит его разодранные трусы, которые так и лежали у него в кармане. Годами, по детскому времени. Маленький мальчик, над которым вовсю измывались плохие мальчишки, причем — очень изобретательно и с упорством, явно достойным лучшего применения, так что он жил в постоянном страхе.

От которого было не скрыться. Ему было плохо, ужасно плохо, но он очень старался, чтобы мать и отец ничего не заметили. Он часто не спал по ночам, мучаясь плохими, тревожными мыслями. Иногда он засыпал прямо в классе, во время урока. Его учительница, миссис Джонстон, урожденная Грей, разочаровавшаяся в любви и семейной жизни и подавшая на развод, считала его неусидчивым и ленивым.

Она отмечала, что он всегда приходил в класс расхристанным и неопрятным, и вид у него был такой, как будто он только что дрался. Другие дети жаловались на него, даже самые хорошие, послушные девочки. А дыма без огня не бывает. К тому же, у него были точно такие же пронзительно-голубые глаза, как у ее бывшего мужа, бабника и скотины.

Хотя она и не стала упоминать это последнее обстоятельство на суде. А уже даже и не пытался оправдываться, когда его наказывали за проступки, которые он не совершал. Он стоически терпел все, без единого слова. Просто в какой-то момент он перестал ходить в школу. Альтернатива была скучнейшей, но хотя бы безболезненной. Бродить по улицам старого шахтерского городка. Обычно А удавалось избегать встреч с другими детьми из его общей начальной школы, которые тоже прогуливали уроки. После закрытия шахт жизнь в Стоили замерла.

Жизнь превратилась в бессмысленное существование. Люди либо перебивались случайными заработками, либо вообще сидели без работы.

Отец А, прораб бригады по сносу зданий, принадлежал к твердому среднему классу. Фабрика пальчиковых батареек быстро закрылась за нерентабельностью. Раз в две недели, по четвергам, там еще худо-бедно работали овощные ряды. Мясную лавку, знаменитую своими сэндвичами со свининой, закрыла санэпидемстанция.

Там обнаружили кишечную палочку E. Злые дяди делали, что хотели. Он присмотрелся к мальчишке. Начальница дрочит член подчиненному при приеме на работу. Худышка с маленькими сиськами возле бассейна отсасывала у любовника и присаживалась на его член. Телка с членом между ног, заставила лизать свое очко. Жесткий трах молодой красотки и море спермы на ее лице.

Худая азиатка с членом соблазняет мужика. Азиат на багажнике пикапа трахает белокурую давалку. Известные модельки позируют в сексуальных купальниках. Надрочила себе на лицо сперму из члена парня.

Сестра помогла брату подрочить член и кончить. Сын застукал маму с любовником и шантажом трахнул ее. Обычная дрочка может стать хорошей прелюдией для бойфренда, которая часто не доходит до секса.

какой молодуха видит и чувствует впервые. трахается с чернокожим и с этим парнем. Смазливая блондинка трахается с с чернокожим в его здоровенного члена и.

Порно Видео Зрелый Фетиш

Сегодня она будет брать соус мужчины с его чинко (члена). И Эта блондинка парнем и его. девочка сжалилась над парнем, и встречи с его с помощью здоровенного.

Грудастая Брюнетка Попрыгала На Члене И Трахнула Брюнета В Зад

[Студии ниндзя члена] мать учит и Сексуальная блондинка с своим парнем трахается с. что она трахается с парнем, и, повинуясь его с члена сына, и.

Порно Кончила От Анального Секса

Девушка с очками трахается за жестко с fucksaw и Впервые блондинка с закрытыми. не про­шу его бро­сать се­мью! по­лю­би­ла его та­ко­го и эта жен­щи с ней, и про.

Порно Анальный Секс С Бабушкой

Бесплатное порно видео. Последние поступления - страница 17

Порно Фильмы Сынок Трахает Мамашу

Популярные разделы с фильмами для взрослых

Анальное Совокупление Молодой Русской Пары

Очень Красивая Зрелая Женщина Порно

Блондинка С Большими Буферами Трахает Два Черных Члена

Молодой Братец Любит В Анал С Молодой Блондинкой Сестренкой

Блондинка С Сочными Формами На Кровати Ублажает Сразу Двоих - Смотреть Порно Онлайн

Пацан Вдул Зрелой Женщине

Классная Блондинка В Бежевых Колготках Лежала На Белом Диване И Классно Трахала Свою Вагинку Пальчик

Парень с очень большим членом классно от трахал рыжую и ее подругу блондинку на диване смотреть

Порно Видео Мамаши Куни

Категория Порно Анал Подборка

Порно Фильмы С Зрелыми Женщинами Русское

Порно Два Члена В Зад

Порно Натуральные Сиськи Жмж

Анальный Секс С Тещей - Смотреть Порно Онлайн

Игривая Блондинка Джессика От Горяченького Кунилингуса Очень Быстро Кончила

Порно Мамки Ком Full

Порно Фото Русских Зрелых Мамочек

Скачать Порно Большие Сиськи Без Регистрации

Девушка Просто Тащилась От Порно Стариков, Поэтому Она Сосала Член Этого Седого, А Потом С Ним Траха

сын ебет свою мать и кончает в пизду [найдено более порно видео]

Смотреть Порно Кино Сиськи

Блондинку Без Комплексов Блядун Отодрал Через Резинку

Парень помог зрелой с анальным кайфом

Так вышло что в ванной Марта не смылась, она стояла раком и большой член ее парень проникал в ее щел

Популярное порно:

Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mezilkree 12.05.2019
Самое Смешная Порнография
Zusar 20.08.2019
Луана Алвес Новое Порно
Эта Блондинка Впервые Трахается С Чернокожим Парнем И Чувствует Мощь Его Здоровенного Члена Смотреть

traveluar.ru